В мире фильмов и сериалов, актеров кино и много другого!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Анри Вернёй / Henri Verneuil

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

http://static1.keep4u.ru/2015/08/22/HenriVerneuil.Verneuil.jpg

Имя при рождении: Ашот Малакян
Дата рождения: 15 октября 1920
Место рождения: Родосто, Турция
Дата смерти: 11 января 2002 (81 год)
Место смерти: Баньоле, Иль-де-Франс, Франция
Профессия: кинорежиссёр, сценарист, кинопродюсер
Карьера: 1948—1992

+1

2

http://static2.keep4u.ru/2016/04/11/HenriVerneuil3dd5ac9983d9.jpg
Фильмография:
1951 — Стол для заморышей
1952 — Запретный плод
1953 — Враг общества № 1
1953 — Карнавал
1953 — Булочник из Валорга
1954 — Баран с пятью ногами (Такие разные судьбы)
1955 — Любовники Тежу (Лиссабонские любовники)
1956 — Незначительные люди
1956 — Париж, Отель Палас / Paris, Palace Hôtel
1958 — Максим
1959 — Корова и солдат
1959 — Большой начальник
1960 — Француженка и любовь
1961 — Львы на свободе
1961 — Президент
1962 — Обезьяна зимой
1963 — Мелодия из подвала
1964 — Уикенд на берегу океана
1964 — Сто тысяч долларов на солнце
1967 — 25-й час
1968 — Битва в Сан-Себастьяне
1968 — Сицилийский клан
1971 — Взломщики
1973 — Змей / Le Serpent
1975 — Страх над городом
1976 — Труп моего врага
1979 — И… как Икар
1982 — Тысяча миллиардов долларов
1984 — Авантюристы
1991 — Майрик
1992 — Улица Паради, дом 588

+1

3

http://s34-temporary-files.radikal.ru/53129e65cd184fdda1ab6bfdaef715ab/399782097.jpg

Родился 15 октября 1920 года в местечке Родосто (Турция). В 1924 году семья переехала в Марсель. Окончил лицей в Экс-ан-Провансе, работал журналистом. С 1948 года снимал короткометражные фильмы. В 1951 году снял по Марселю Эме первый полнометражный фильм «Стол для заморышей», принесший ему известность. За свою кинокарьеру снял более 60 фильмов с Жаном Габеном, Ивом Монтаном, Аленом Делоном, Жан-Полем Бельмондо, Омаром Шарифом и другими актёрами.
Вместе с Шарлем Азнавуром принимал участие в работе над созданием клипа с участием 90 французских певцов и актёров, исполнявших песню «Тебе, Армения», посвящённую Спитакскому землетрясению 1988 года. Текст песни был написан Шарлем Азнавуром, автор музыки — его зять композитор Жорж Гарваренц, режиссёром клипа был сам Анри Вернёй.

Биография
Анри Вернёй был дважды женат. От первого брака у него двое детей — Патрик и Софи, от второго родились Севан и Гаяне. В 1980 году он посетил Армению. Он участвовал в жизни армянской общины Франции, выступал с интервью и статьями о политике. Католикос всех армян Вазген I наградил его орденом «Сурб Григор Лусаворич» (Святого Григория Просветителя) первой степени. Он был удостоен также ордена «Почётного легиона», Большого приза французской академии 1992 года, премии «Сезар» за выдающиеся заслуги в кинематографе 1996 года, а в 2000 году был избран действительным членом Французской академии изящных искусств, удостоившись чести называться одним из бессмертных…
Последние годы жизни Анри Вернёй провёл в своём особняке на берегу Женевского озера, где занимался своими хобби — живописью и скульптурой. Умер 11 января 2002 года в пригороде Парижа Баньоле. Президент Франции Жак Ширак одним из первых выразил соболезнование семье покойного. Именно ему принадлежат слова: «Вернёй — это часть легенды французского кино». «Его фильмы будут смотреть наши внуки», — писала французская пресса.
Анри Вернёй похоронен на кладбище Сен-Пьер в Марселе. В том же году мэрия Марселя приняла решение назвать одну из площадей города его именем.
4 апреля 2015 года, в городе Ереван(Армения) улице примыкающей к Ереванскому госинституту театра и кино было торжественно присвоено имени Анре Вернёй.

+1

4

http://s34-temporary-files.radikal.ru/30d6383e54cd4c859a4e765e79097dc5/399782097.jpg
Награды
Орден Почётного легиона, избран членом Французской академии художеств.
1954 — главный приз кинофестиваля в Локарно «Золотой леопард» за фильм «Баран с пятью ногами».
1956 — номинация на премию «Оскар» (лучший сценарий игрового фильма — «Баран с пятью ногами»).
1996 — Премия «Сезар» за выдающиеся заслуги в кинематографе.
2010 — на Ереванском кинофестивале «Золотой абрикос», посвящённом его 90-летию, режиссёр был посмертно удостоен премии имени Параджанова «за вклад в мировой кинематограф».

+1

5

http://static1.keep4u.ru/2016/04/11/ANRIVERNEI32506-11_4.jpg-во время съемок фильма "МАЙРИК".
Биография:
Отмечая своё происхождение, режиссёр говорил:
«.... С пяти лет держал свечи в армянских церквах. А церковь не только вера, она и культура. Пел литургию, великого нашего Комитаса. И если я — сын церкви, то, следовательно, и сын армянской культуры.»
В 1991 году по предложению своего друга и писателя Анри Труайя, снимает «Майрик» и «Улица Паради, дом 588» (адрес семейства Малакян в Марселе), в этих историко-биографических фильмах он на примере своей семьи рассказывает о геноциде, которому подверглось армянское население Турции и его последствиях. Французский журнал «Пари Матч» назвал фильм «Майрик» «самым дорогим произведением европейского кино». Эти картины стали его последними работами в кинематографе.

+1

6

http://barev.today/img/uploads/f17eeaf5f8f9d08e8cd68276f050e0a2.jpg

+1

7

http://sh.uploads.ru/t/hkXg8.jpg
ПЯТНИЦА, 25 ИЮНЯ 2010 г.
Клаудия Кардинале – гостья "Золотого абрикоса!
VII Международный кинофестиваль "Золотой абрикос" откроется показом фильма Анри Верноя "Майрик". Как стало известно, кроме сына режиссера фестиваль почтит своим присутствием и исполнительница главной роли прославленная итальянская кинодива Клаудия Кардинале. Об этом – и не только – беседа с арт-директором фестиваля Сусанной АРУТЮНЯН.
– "Золотой абрикос" верен своим традициям. И много ожидается таких
сюрпризов?
– Программа фестиваля в этом году, как и прежде, будет состоять из двух основных частей – конкурсной и внеконкурсной. Конкурсным фильмам предстоит соревноваться в трех разделах – "Международное игровое кино", "Международное документальное кино" и "Армянская панорама". Что же касается сюрпризов... Давайте не раскрывать все скобки сразу – скажу лишь, что церемонию открытия и закрытия международного седьмого "Золотого абрикоса" проведет обладатель золотой пальмовой ветви Каннского фестиваля 2010 года Серж Аведикян.
– Поговорим о самой программе фестиваля, о, так сказать, главных ее темах.
– Тему геноцида в рамках фестивальной программы "Международные документальные фильмы" продолжит нашумевшая картина немецкого режиссера Эрика Фридлера "Катастрофа", успевшая уже вызвать истерию в радикально настроенных турецких кругах. Кстати, в творческой группе фильма нет ни одного армянина, однако на протяжении всей картины не покидает ощущение, что ее снял армянин. Мы даже хотели провести специальный ее показ. Но автор настоял на том, чтобы фильм был показан именно в конкурсной программе. Качество его соответствовало нашим требованиям, и мы не отказали Эрику Фридлеру. Среди премьер также фильм турецкого режиссера Реха Эрдема "Космос". Он не имеет прямого отношения к геноциду армян, однако после его просмотра зритель все же ощутит эту связь – фильм практически полностью снимался в Карсе и проникнут особой атмосферой и настроением. Замечу, для этой конкурсной программы Британский совет в Армении установил специальный приз: фильм-победитель примет участие в бристольском кинофестивале.
– В одном из интервью вы сказали, что большинство фильмов конкурсной программы отражают особенность армянского этноса, увы, исторически разделенного...
– По большому счету целью фестиваля изначально являлось создание общего культурного пространства между Арменией и диаспорой. Ведь проблема самоидентификации культуры для любого народа – и мы не исключение – наиболее актуальна на рубеже веков. В силу исторических обстоятельств наш народ был разделен, но культура продолжала создаваться как тут, так и за рубежом. Корни этой национальной идентичности никуда не исчезли и в той или иной мере дают о себе знать: будь то режиссер, живущий в Бразилии, или его коллега, проживающий в Армении. В этом смысле фестиваль представляет собой уникальную платформу, уникальное, я бы сказала, кинопространство для общения армян-режиссеров из разных стран.
Но это одна сторона медали. Пытаться замыкаться в каком-то искусственном культурном армянском гетто и выделять себя – задача малоперспективная, особенно в двадцать первом веке, в эпоху глобализации. Армянское кино должно быть каким-то образом интегрировано в мировой процесс. И практика нашего фестиваля показала, что создать этот процесс, перенеся его сюда в неком локальном объеме, – вполне возможно. Влияние этого процесса на развитие армянской киноиндустрии довольно ощутимо.
– По какой приоритетной шкале отбираются фильмы?
– Признаться, в последнее время я как арт-директор фестиваля лишила себя привилегии высказывать свое подчас радикальное мнение о фильмах. Это незамедлительно влияет на дальнейший отбор, преференции и т.д. Фильм должен соответствовать высокой международной планке. И семилетний опыт фестиваля показал, что в наших международных программах присутствует лучшая продукция.
– Какие фильмы из армянской программы вам бы хотелось отдельно отметить?
– Картину Сурена Бабаяна "Не смотри в зеркало" и фильм Вигена Чалдраняна "Маэстро". Мне кажется, эти работы соответствуют заявленной планке и вызовут интерес среди членов жюри, критиков, гостей фестиваля.
– В "Ереванских премьерах" заявлен также фильм Карена Шахназарова "Палата N 6". Меж тем премьера этого фильма состоялась в Ереване прошлой осенью в рамках другого кинофестиваля.
– Трудно понять, из каких таких соображений гостем минувшего фестиваля фильмов для детей и юношества оказался такой, мягко говоря, не детский фильм, как "Палата N 6". ...На нашем фестивале есть несколько обязательных параметров для премьер. И главным из них является присутствие создателя на показе. Иначе мы просто не включаем такой фильм в фестивальную программу.
– Что еще ожидается из новинок?
– Среди ереванских премьер хотелось бы отметить "Мед" турецкого режиссера Семиха Капланоглу (главного призера берлинского кинофестиваля), "Взаимный визит" Кшиштофа Занусси и "Поэзию" корейского классика Ли Чан Дона, получившую в Каннах приз за лучший сценарий. Порадует нас своим присутствием и "Белым материалом" также представительница современного французского авторского кино Клер Дени. Яркой страницей кинофестиваля станет также традиционный ретроспективный показ фильмов всемирно известных режиссеров. В эту же фестивальную рубрику включена отдельная программа российских фильмов, посвященная 65-летию Победы в Великой Отечественной войне. Также в рамках фестиваля состоится региональный форум "Режиссеры без границ" с участием ведущих режиссеров мирового кино.
В рамках кинофестиваля состоится также музыкальный конкурс "Джаз-кино", организованный известным армянским джазменом Левоном Малхасяном. Фестивальными вечерами на площади Азнавура свою программу представят различные джазовые коллективы.
– Что вы пожелаете зрителям и каков девиз нынешнего фестиваля?
– Девиз у нас неизменен – "На перекрестке культур и цивилизаций". А зрителям искренне пожелаю найти возможность, время и, что немаловажно, желание посмотреть все фильмы фестиваля. Уверена, они того заслуживают.
http://www.pashinyan.com/2010/06/blog-post_25.html

+1

8

Анри Верней / Henri Verneuil - Մայրիկ / Майриг / Mayrig - Воспоминания о фильме Часть 1

+1

9


Замечательный фильм, советую  (конечно, у кого железные нервы, кто выдержить)

+1

10

margarita написал(а):

Замечательный фильм, советую  (конечно, у кого железные нервы, кто выдержить)

Этот фильм называется "Мать".

+1

11

margarita написал(а):

Анри Верней / Henri Verneuil - Մայրիկ / Майриг / Mayrig - Воспоминания о фильме Часть 1

Марине!Жду темы по фильму "Мать" или "Майриг"!Удачи!

+1

12

Юлианна написал(а):

Этот фильм называется "Мать".

Да, но очень тяжелый фильм...

+1

13

Юлианна написал(а):

Замечательный фильм, советую  (конечно, у кого железные нервы, кто выдержить)

Такой человек есть!У меня нервы-как у железного человека!Я вообще люблю необычные фильмы!Уже поставила фильм на закачку!

+1

14

Омара Шариф и Анри Вернёй были большими друзьями. Когда Верной снимал фильм Майриг, денежные средства не были, актеры снимались бесплатно, в том числе и Омар.
http://sg.uploads.ru/R8qni.jpg
http://sh.uploads.ru/re91E.jpg

+1

15

+1

16

margarita!ВОТ,ЧТО ЗНАЧИТ ФРАНЦУСКИЙ ГОЛОС!!!Я И РАНЬШЕ СЛЫШАЛА ПАТРИКА ФИОРИ!НО В ЭТОМ КЛИПЕ ОН ПОЕТ НЕ ПРОСТО КРАСИВО,А ОЧЕНЬ И ИМЕННО ОБ АРМЕНИИ,ПОЭТОМУ С ДУШОЙ!ЗНАЕШЬ КАК ПРОНИКАЕТ В СЕРДЦЕ!ИМЕННО ТАК И ПОЕТ ШАРЛЬ АЗНАВУР ВСЮ ЖИЗНЬ!И СЛАВА БОГУ,ЧТО УСПЕЛА ЗАСТАТЬ ЕГО ПЕНИЕ В СВОЕ ВРЕМЯ!Я КУПИЛА ВСЕ КАКИЕ МОГЛА ДИСКИ.А КАК ОН ПОЕТ!!!ТАК ПОЕТ И МИРЕЙ МАТЬЕ!НО В ЭТОМ КЛИПЕ ПАТРИК ПОЕТ О СВОЕМ НАРОДЕ,ОБ АРМЯНСКОМ И О ЕГО СТРАДАНИЯХ!СПАСИБО ЗА ВИДЕОКЛИП!УВЕРЕНА ЧТО ВСЕМ ПОНРАВИТСЯ! http://s20.rimg.info/f6ab0ab9c22c790409404cc11bb9575c.gif 

+1

17

ТЕМ, КТО НЕ КРИЧАЛ: «МАЙРИК!»
Каждая душа проходит испытание жизнью

http://2.firepic.org/2/images/2015-09/06/7tadk8h8b2h5.jpg
Парижское утро. Девяносто первый год. Мой замечательный друг Микаел Кочарян (он вошел во французскую энциклопедию) вытянул из охапки газет одну и небрежно сказал: «Ищи в заголовках Армению». Я стал лихорадочно просматривать названия материалов в пределах своего аспирантского минимума.
       — Да будут еще нас в заголовки выносить!
       — Ты поищи как следует, — лукаво улыбнулся он.
       Снова напряг мозги и зрение, будучи уверенным, что если и упомянута где-то родина, то только в сносках или примечаниях к историческим текстам. Вот что-то про Алжир, кажется, про курдов, об американцах… Запрятанную в уголочек информацию вообще не понял…. Ага, это о пожаре в новом парижском районе… И тут в глаза бросилось слово, вроде родное, но как бы ставшее чужим в окружении французских. Майрик! По моему лицу Микаел понял, что поиск привел в родную гавань.
       — Анри Верной снимает фильм «Майрик» по собственной книге.
       А теперь переведу название фильма и — не удивляйтесь! — имя знаменитого французского режиссера: «Майрик» в переводе с армянского «мать», точнее и эмоциональнее — «мама», а Анри Верной — псевдоним Ашота Малакяна.

Свернутый текст

На следующий день мы поехали в Эпине, что неподалеку от французской столицы. Микаел неплохо знал режиссера, благо тот жил по соседству с его дочерью Ани, были у него и другие знакомые в съемочной группе, так что поездка туда обещала многое и, главное, встречу со звездами, занятыми в картине об армянской судьбе на чужбине. Семья кинорежиссера спаслась от геноцида во Франции, и эта дорога страданий стала сюжетным посохом двухсерийного фильма, потрясшего цивилизованный мир. Там, в ста километрах от Парижа, на пространстве искусства встретились мать и сын, два существа, пережившие ужасы жизни, однако сохранившие нежность и благородство.
       Обстановка на съемках до того напоминала родную сторону, что французская речь актеров казалась закадровой. Будто Армению дублировали на звонкий французский язык.
       Беседовал я с Анри Верноем, конечно же, на родном. Он сам его выбрал, предварительно извинившись за… несовершенство. В разговоре глаза мастера становились беспомощными, когда не могли подыскать словесный эквивалент нюансам собственных переживаний и раздумий. Выскажу, верно, спорную мысль, но кажется мне, что можно думать на одном языке, а страдать на другом.
       — Из Турции мы попали в Грецию и, прожив там два года, переехали в Марсель. Я был лишен общения со сверстниками, рядом не было армян. Ну а для французов я был пустым местом. Никем. Помню себя играющим в мяч один на один со стеной во дворе. Ощущение невероятной тяжести от непосильной ноши под названием «одиночество» не покидало меня.
       Паузы между съемками заполнены исповедью. Но всякий раз Анри Верной возвращается к той точке, на которой прервалась беседа. Разговор о нравственных поисках человека. Стало быть, о самой картине. Вот сняли кадр, он присел на стул, и размышления его воспринимаешь как иллюстрацию к изобразительному ряду.
       — Каковы взаимоотношения Ашота Малакяна с Анри Верноем?
       — Э-э, дружище, Ашот с Анри сблизились не сразу. Позже Верной вытеснил Малакяна и теперь независим. Независим — да, но можно ли забыть ту культуру, которую впитал с молоком матери? Я читаю, пишу по-армянски, если удается 2—3 дня кряду говорить на родном, то мой армянский становится ясным и гладким.
       Французы знают о моем происхождении, ну а тот, кто не догадывался, узнает после этого фильма.
       Монолог живой, эмоциональный. Мысль не топорщится складками, она зрела полуночной зрелостью.
       — Отказаться от корней значит отказаться от самого себя. Чуждо. С пяти лет держал свечи в армянских церквах. А церковь не только вера, она и культура. Пел литургию, великого нашего Комитаса. И если я — сын церкви, то, следовательно, и сын армянской культуры. Между прочим, пасхальную сцену для этой ленты группа снимала в Эчмиадзине.
       — Все-таки, мастер, творческая судьба к вам милостива, сотрудничали с Бельмондо, Фернанделем, Аленом Делоном, Омаром Шарифом, Клаудией Кардинале… Скажите, не мелькало ли желание пригласить для съемок популярных армянских артистов? Да и вообще, по совести, чем вы обязаны Франции и чем она вам обязана?
       — Это разные вещи — Армения и Франция. Сложно объяснить, постараюсь.
       Париж, естественно, культурный центр, может, даже культурный «пуп Земли». Обязан Франции второй культурой, которую обожаю. Однако — без умаления моей национальной культуры. Вообразите: прекрасно живу в обеих культурах! Они взаимодействуют без особых трений и тем самым взаимно дополняют.
       Другой вопрос — приглашены ли на съемки актеры из Армении. Ну мы всегда так, непременно, чтобы свои были. Никогда специально не искал армян для ролей. Если попадались при отборе — радовался. Тем не менее с десяток соотечественников заняты в картине. Брал оператора, оказался хорошим профессионалом да еще фамилия Ованесян. Славно!
       Он весело засмеялся, и мне почудилось, что Ашот Малакян лукаво подмигнул Анри Верною.

       Режиссер дал указание оператору, Клаудиа медленным шагом поднялась по дощатым ступенькам. Все собралось, сосредоточилось, и Верной заспешил к актерам. Он снял сорок картин. Первый короткометражный фильм «Лестница к солнцу», снятый после войны, оказался удачным. В нем снимался Фернандель, которому Верной многим обязан. За успехом последовали новые. До сих пор у французов на слуху популярные ленты выдающегося режиссера — «Змей», «Сто тысяч долларов за солнце», «Труп моего врага», «Незначительные люди», «Обезьяна зимой», «Страх над городом». Почерку режиссера присущи тончайший психологический рисунок и драматизм. Отсюда — особая философия фильмов.
       Как появилась идея картины «Майрик»?
       Несколько раз по случаю Верной выступал по телевидению и в узком кругу с рассказами о матери, личными воспоминаниями. Они вызывали восторг у слушателей. И однажды Анри Труайя, с которым кинорежиссер накоротке, посоветовал ему изложить это на бумаге: «Такая книга обратит на себя больше внимания, нежели бомбы террористов».
       Рассказы о матери сложились в сборник «Майрик». Автор предпослал ему подзаголовок «Рассказ», но это, скорее, жанровое обозначение. Написан он в 1985 году, переведен на десять языков и вышел общим тиражом 200 тысяч экземпляров. Армянский перевод книги издан в 1988-м в США, мне ее подарили в Нью-Йорке.
       На обложке книги, ставшей бестселлером, портрет матери с маленьким Ашотом, еще не Анри, на коленях. Эта фотография с нансеновского паспорта, который вручался армянским беженцам начала прошлого столетия. С краю приписана дата: «1924, Афины». Очень грустный снимок.
       — Фильм о моей семье, нашем народе. Это — долг перед матерью. — Мастер снова оседлал стул, но начал не с точки, а с нового абзаца. — Он обращен к молодому поколению соотечественников, познающих себя в громадном, плохо защищенном мире. Но я надеюсь, что картина станет другом и для французов, и для людей иного происхождения и вероисповедания. Другом для тех, кто любит, кому снятся мама и детство и чьи души распахнуты для сострадания к ближнему. Вообще к живому существу.
       — Я обещал отцу рассказать о маме, — продолжает Анри Верной. — Вы понимаете меня? Вы знаете, что такое долг души? — Глаза становятся беспомощными. Видать, ищет равноценное армянское слово, чтобы высказать какую-то значимую мысль…
       Как не понять! Достаточно придать небольшой полет воображению, чтобы увидеть черноглазого мальчугана, тонким голоском выводящего «Патараг». Мелодия поднимается под своды храма и там рассеивается, возвращаясь к тебе тихим и покойным, как бы божественным эхом. То душа воспряла и вернулась к человеку, но уже просветленной, но уже очищенной, но уже стершей с себя суету.
       — Вы, наверное, понимаете меня, — произносит Анри Верной, и у меня впечатление, что обращается он к своему первому «я» — Ашоту Малакяну. — На роль мамы я пригласил Клауди, потому что она сохранила сладость матери и женщины. А героя-мальчика мы выбирали из почти 600 детей. Ни на что прежнее в моей работе эта картина не похожа! Армянскую музыку к фильму аранжировал композитор Жан-Клод Пти, автор музыки фильма «Сирано де Бержерак». Роль отца исполняет Омар Шариф, к слову, второй раз за свою артистическую карьеру сыгравший армянина: в первый раз он исполнил в итальянской ленте роль древнеармянского царя. Замечательная Натали Руссель предстанет в роли тетушки Гаяне, а другую тетушку играет обаятельная Изабел Садоян. Я пригласил гримеров из Голливуда, высококлассных французских специалистов. Это фильм моей жизни, и его следует уложить в два часа сорок минут. Монтаж для меня — что ампутация живого органа. Как рассказать о судьбе мамы длиною в 80 лет за неполные три часа? Каждый кадр — моя частица, пядь той народной стены, на которой отпечаталась трепещущая тень родной матери.

       Верной подходит к оператору, о чем-то переговаривается с ним, потом обращается к актеру и жестами объясняет очередной эпизод.
       Пауза просто великолепна, она дает возможность короткого диалога с Клаудией Кардинале.
       — Как вы постигали образ армянской матери? — спросил я ее.
       — Мать есть мать. В роли я пережила большую и тяжкую судьбу армянской майрик — от двадцатилетнего возраста до почтенных седин восьмидесятилетней старушки. Целая жизнь измученной невзгодами женщины. Помогло и то, что много была наслышана об Армении, ее народе. Надеюсь, когда-нибудь с этим фильмом приду к Арарату.
       Она мило улыбается и проводит рукой по сединам:
       — Армянский зритель будет в шоке. Клаудия Кардинале — да такая старушка! О, я хотела бы свидеться с вашей древней землей… Привет всем!
       Вернемся к беседе, благо Верной уже занял режиссерское место. Он продолжает мысль, на которой остановился.
       — Я погружен во французскую жизнь, однако всегда ощущаю себя частью моей первой родины. Свой я человек и в местной армянской общине. Иные мои соотечественники удручают, — вздыхает режиссер. — Мало читают, мало духовности. Как же так? На все четыре стороны — Париж! Остановиться в развитии, как сто лет назад? Ну! Они же права не имеют!
       Открою вам тайну, впрочем, свою тайну: ненавижу тех, кто без устали повторяет: «Мы — маленький народ…» От подобного рефрена даже большой народ станет малым. Скулеж столь же скверен, как и самодовольство, самоудовлетворенность. Расти надо ввысь, безостановочно и постоянно! Иначе — конец, иначе — смерть.
       Я стал невольным свидетелем сцены между Анри Верноем и Ашотом Малакяном: первый строго отчитывал второго. Этот гнев проистекал от великой любви к соплеменникам.
       Один раз, когда я обратился к рядом стоящему другу «Микаел-джан», режиссер как-то встрепенулся:
       — Джан! Какое прекрасное слово! Так только на Востоке люди обращаются друг к другу! Разве я могу сказать Бергману «джан»? Нет, увы. Или «Миттеран-джан», «Тэйлор-джан», «Бельмондо-джан», «Клаудиа-джан»? А вот Азнавуру могу — Шарль-джан…
       Честно скажу, я старался вести разговор с маститым художником о вещах сугубо творческих. Грело ласковое французское солнышко, небо блистало удивительной голубизной. Вдруг Анри Верной слишком резко для своей комплекции и возраста вскочил со стула и захлопал в ладоши, что означало перерыв на обед. Совсем кстати я достал из портфеля бутылку карабахского коньяка «Гандзасар» и протянул ему. Он снова нацепил очки и прочитал этикетку: — О, карабахский? Действительно?
       Я кивнул.
       — А хороший?
       — Немного жесткий.
       — Это потому, что карабахский. Характер — в напитках.
       Сказал и рассмеялся.
       Обедали мы в каком-то кафе. Он живо обсуждал за обедом моменты съемки, в дальнем от него углу сидела Клаудиа Кардинале. Я украдкой поглядывал на нее, изучал, но не узнавал — седой парик изменил ее до неузнаваемости. Однако и в этой разочаровывающей мужское сердце неузнаваемости Анри Верной зрела сладость женщины и матери.
       Прощаясь, великий мастер громко произнес:
       — Джан!
       Оно было обращено к нам, его гостям, равно как и к окружающим его артистам, а также далекоим Рязанову, Бергману, Шарифу, Стрейзанд, тысячам и тысячам европейцев и неевропейцев и особенно восточным поклонникам его таланта, и, не сомневайтесь, в первую очередь соплеменникам.

       Уже в Ереване я получил от Микаела Кочаряна журнал «Пари матч» с подчеркнутым абзацем об Анри Верное: «Он снимал Жана Габена и Фернанделя, Даниель Дарье, Ива Монтана, Энтони Моргана, Генри Фонда, многие его фильмы считаются крупными достижениями французского кино. Однако Анри Верной, «самый американский французский режиссер», с 1984 года ничего не создал. Он уединился, чтобы сосредоточиться на своем прошлом. На протяжении нескольких лет Верной написал сорок семь вариантов автобиографического фильма, и только сорок восьмой был им представлен в качестве сценария. «Майрик» сейчас самое дорогое произведение европейского кино».
       
       В первые дни нового года пришла скорбная весть о смерти кавалера ордена Почетного легиона, члена Французской академии художеств Анри Верноя — Ашота Малакяна… Я поставил свечку в память об усопшем в церкви св. Саркиса. Потом, когда она догорела, я догадался зажечь новую свечу, на сей раз нашим матерям, за упокой души и нетленную память.
       Он умер, когда пережил весь трагизм дороги к самому себе. Невеселая догадка: самопознание приводит к быстрой самоисчерпанности. После ленты «Майрик» Верной не создал ничего значительного, хотя и прожил десять лет.
       Целых десять лет после собственного эпилога к собственной жизни.
       
       Иосиф ВЕРДИЯН, наш соб. корр. Ереван
       28.02.2002

+1

18

«Улица Паради, дом 588» / 588 Rue Paradis (Suite De Mayrig)(Анри Верней / Henri Verneuil)
http://s3.uploads.ru/t/REtqG.jpg
Год выпуска: 1992
Страна: Франция
Жанр: драма
Продолжительность: 2ч00мин
Перевод: РУССКИЙ 50% Профессиональный (многоголосый, закадровый)
Перевод: АРМЯНСКИЙ Профессиональный (одноголосый, закадровый)
Режиссер: Анри Вернёй /Henri Verneuil

В главных ролях:
Ришар Берри
Омар Шариф
Натали Руссел
Клаудия Кардинале
Diane Bellego
Жаки Нерсесян
Изабель Садоян
Забу Брайтмен
Жак Вильре
Сильви Жоли

Описание: Продолжение фильма «Мать» («Mayrig»), рассказывающего о судьбе одной армянской семьи, вынужденной бежать во Францию во время геноцида.

События переносят нас в современность. Прошло много лет, сын вырос и стал известным театральным режиссером, он женат на француженке, его дети не знают армянского языка. Но вот, ставя спектакль по истории своей семьи, он заново переживает все то, о чем забыл, попав в круговорот собственной жизни, и эти воспоминания заставляют его многое в ней изменить.
Посвящается всем армянам из турции, которые немного не свои даже в Армении.

+1

19

http://s3.uploads.ru/t/OdMiC.jpg
http://s7.uploads.ru/t/Ym17C.jpg
http://s3.uploads.ru/t/4lHSt.jpg
http://s7.uploads.ru/t/9twXE.jpg

+1

20

http://s2.uploads.ru/t/l35Z9.jpg
http://s2.uploads.ru/t/cYbsz.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Cj3fs.jpg
http://s2.uploads.ru/t/EqlX0.jpg

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


http://fony-kartinki.ru/_ph/51/2/635910242.jpg?1623430977